ASUS UX581

Интервью вице-президента 'ВымпелКома'


За 2006 год компания "ВымпелКом" (торговая марка "Билайн") установила рекорд СНГ, выйдя сразу в пять стран - на Украину, в Узбекистан, Таджикистан, Грузию и Армению. О трудностях, связанных с этими сделками, а также о дальнейших планах по развитию компании в интервью корреспонденту РБК daily Тимофею Дзядко рассказал исполнительный вице-президент "ВымпелКома" по развитию бизнеса в странах СНГ Сергей Авдеев.



За 2006 год компания ВымпелКом установила рекорд СНГ, выйдя сразу в пять стран - на Украину, в Узбекистан, Таджикистан, Грузию и Армению


— Как обстоят дела "ВымпелКома" на Украине? От идеи слияния с "Киевстаром" вы отказались? — Было много попыток, но пока ни одна из них не увенчалась успехом. Украина — это одна из ключевых стран СНГ, поэтому мы уверены, что "Билайн" должен оказывать услуги сотовой связи на Украине. Нынешнее положение дел нас вполне устраивает: "ВымпелКому" принадлежит компания, работающая на Украине под брендом "Билайн". Мы активно строим сеть и вполне довольны результатами, которые показываем на Украине. А все остальные вопросы — это проблема акционеров.



— Год назад вы обещали занять третье место на Украине. Но сейчас УРС (более 1,7 млн абонентов) сильно отстает от третьего игрока "Астелита" (5 млн абонентов). — Я бы не стал комментировать эти цифры. Дело в том, что на Украине при выдаче SIM-карт не требуют документов, поэтому происходят интересные вещи: некоторые компании их прикрепляют, например, к утюгу, стиральному порошку и журналам. Поэтому количество абонентов — довольно условное понятие для Украины. Мы не распространяем SIM-карты с журналами и вообще ведем себя более аккуратно, за счет чего, как ни странно это звучит, завоевали очень высокую лояльность дилеров.



— А "Астелит" распространяет? — Распространяет. Судя по финансовым отчетам, ARPU (средний счет на одного абонента. — РБК daily) "Астелита" составляет около 1,5 USD, у нас — 5 USD ARPU — это все-таки косвенная оценка эффективности абонентской базы. Сейчас Украина — лидер продаж для "Билайна", то есть мы набираем примерно по 300 тыс. в месяц. Я считаю, что это очень хороший результат.



— А когда вы купили компанию, у нее же было 250 тыс. абонентов? — В УРС не было списания абонентов. И наша проверка показала, что большая часть этих абонентов не активная. Многие покупали SIM-карты УРС просто, чтобы попробовать GPRS, который был бесплатным. Реальный набор абонентов начался, по сути, в апреле, когда мы провели ребрендинг.



— Но ведь банальная раздача SIM-карт ни одной из четырех компаний, работающих на Украине, невыгодна. — Да. Но раздача SIM-карт для компаний с абонентской базой в несколько десятков миллионов человек не так драматично сказывается на параметрах бизнеса в отличие от "Астелита". Поэтому мы просто не понимаем руководство "Астелита". Какую цель они преследуют? Просто набрать абонентов? В настоящее время это ничего не значит для капитализации компании.



— А какую долю рынка вы планируете занять на Украине и за какой срок? — Мы подтверждаем раннее озвученные планы, когда говорили о 6—7 млн. абонентов в украинской сети до 2010 года. К этому времени, по нашим подсчетам, местный рынок войдет в стадию насыщения. И я думаю, наши планы вполне реальны: этот год мы закончим с более чем 1,8 млн. абонентов на Украине и пойдем дальше.



— Но у вас нет планов тягаться с лидерами? — Нет. Поздно ставить какие-либо амбициозные цели. Если бы эта сделка состоялась годом раньше, когда проникновение было 40%, то тогда можно было бы говорить об этом. Сейчас мы очень умеренны. Украинский рынок нам нравится: он чрезвычайно конкурентный, и у нас есть азарт на нем работать. Мы как менеджмент не жалеем, что вышли на Украину, и считаем, что все делаем правильно.



— "Билайн" в состоянии завоевать первое место в Узбекистане? — В принципе да, потому что в этой стране проникновение не превышает 10%, то есть мы находимся в начале пути.



— Но там ведь уже много операторов. — Сейчас в Узбекистане действуют три крупных GSM-оператора: "Уздунробита" (МТС), "Билайн" и Coscom. Остальные — CDMA-операторы, которых мы никогда не воспринимали как серьезных конкурентов. Это дает нам право думать о возможном лидерстве.



— Раньше о планах стать лидером ни в одной из стран СНГ вы не заявляли. — Но и здесь мы только подумываем. В России мы тоже никогда не говорили, что будем лидерами, просто потихоньку шли к этому. И в Казахстане таких обещаний не давали. Однако сейчас практически сравнялись с K’Cell: по официальным данным, разница по итогам третьего квартала всего 130 тыс. абонентов при абонентской базе в 3,5 млн человек у каждого. В Казахстане мы плавно подходим к паритету.



— У МТС в Узбекистане сейчас в два раза больше абонентов, чем у "Билайна". — Да. В Узбекистане достаточно сложный рынок. Там за счет серьезной конкуренции еще до нашего прихода были существенно снижены тарифы. Такой параметр, как APPM (Average price per minute, средняя цена минуты разговора), рекордно низкий — он ниже, чем в других странах, несмотря на достаточно невысокий уровень проникновения. Сейчас мы размышляем над стратегией: окончательно "развалить" рынок, то есть демпинговать, — это неправильно, потому что рынок и так на пределе рентабельности.



— А какие планы у вас в Таджикистане? — Здесь тоже все только начинается. В азиатских странах наблюдается общая закономерность: мы приходим на рынок, где нет ни дилерской сети, ни серьезной конкуренции, ни рекламы. Я бы называл это состоянием сна. Рынок поделен, все спокойно живут. Значит, нам придется всех взбадривать. Мы не забываем и о том, что в Таджикистане есть свои особенности: большая чувствительность к цене международного трафика — большая миграция, особенно в Россию. И если мы найдем путь продавать эти услуги дешево, то мы победим. Стоит добавить, что Таджикистан оказался для нас полигоном для отработки новых технологий в коммерческих условиях, потому что у нас там есть лицензия на 3G (UMTS), сейчас мы ставим HSDPA, последнюю версию UMTS. Как это ни странно звучит, в Таджикистане у "Билайна" одна из самых современных в мире сетей.



— И уже есть клиенты? — Пока не очень много, их сдерживает стоимость услуг, потому что третье поколение все-таки дорого.



— А какие инвестиции запланированы? — Обычно мы закладываем не больше 100 USD на абонента по всем капитальным затратам. В Таджикистане работает 6 операторов. Чтобы занять лидерские позиции, нам нужно контролировать около 20% местного рынка, то есть подключить чуть больше 1 млн. человек и соответственно вложить около 100 MUSD инвестиций. Сейчас начинается конкурс на третье поколение в России, и в нашей заявке мы, разумеется, представим наш опыт в Таджикистане: у нас есть реальная 3G-сеть, приезжайте и посмотрите.



— Когда вы планируете занять первое место в Казахстане? — Я сказал, что мы практически сравнялись. Но сейчас можно ожидать какого-то ответного действия от конкурента. Возникает дилемма, что важнее — абоненты или выручка. Мы выбираем второе: набираем абонентов, не раздувая свою базу, поддерживая ARPU. Кстати, в Казахстане этот показатель очень высокий — выше 10 USD



— "Кавказ". Почему вы купили такую странную компанию в Грузии, у которой, кроме лицензии, ничего не было? — На сотовом рынке Грузии постоянно что-то происходит, но реальных подвижек не наблюдается. Мы изучали ситуацию и решили, что на таком рынке, вероятно, будет лучше начинать с greenfield.



— Почему вы предпочитаете везде начинать с greenfield — по сути, с нуля? — Мы стараемся строить единую сеть "Билайн", поэтому очень много внимания уделяем интеграции. Вот, скажем, во многих дочерних компаниях Vodafone разное оборудование, разный набор продуктов, они объединены лишь брендом. Но что объединяет сеть? Набор продуктов, услуг и тарифов, поэтому у единой компании должны быть общие платформы. Мы начинаем с того, что сносим старую платформу и устанавливаем новую, общую для всех компаний "Билайна" — сочетание Converse и Amdocs. В Узбекистане перед ребрендингом мы тоже сменили платформу. Есть и еще одна причина. Мы же не случайно получили лицензию на международную связь в России и стремимся к этому в других странах (например, на Украине и в Армении).



— То есть вы собираетесь стать оператором дальней связи СНГ? — Мы, по крайней мере, шаг за шагом идем в этом направлении.



— Но вы же не будете дожидаться, пока сеть "Билайна" покроет все СНГ? — Конечно нет. Посмотрите на пример летних тарифов на роуминг на Украине для россиян. Мы хотели бы сделать единую сеть, чтобы абонент не чувствовал сильных неудобств материального характера при перемещении по СНГ.



— В "АрменТеле", приобретенном самым последним в этом году, вы тоже будете сносить старые платформы? — Да, могу сказать уверенно. Это оператор, который доминирует на рынке фиксированной связи, причем мобильная во многом подчиняется фиксированной. Мы не считаем себя большими специалистами в этой области и не хотели бы, чтобы в "АрменТеле" все стало наоборот — с нашим приходом фиксированная связь стала бы подчиняться мобильной.


Сейчас мы изучаем ситуацию, подумываем над синергией и конвергенцией услуг. Но пока мы относимся к этой идее осторожно, потому что в мире нет особенно ярких примеров конвергенции: разговоров много, а толку пока мало.



— Какие планы на мобильном рынке Армении? — Позиции лидера "АрменТелом" утеряны. Мы должны понять учетную политику, как там считают абонентов. Но, судя по отчетности, за этот год Viva Cell сумел обогнать мобильное подразделение "АрменТела". Сейчас соотношение примерно 600 тыс. на 450 тыс. Но это обстоятельство нас совершенно не смущает. Здесь-то мы умеем работать.



— Какие приобретения вы планируете? Например, Белоруссия вас интересует? — Она очень хорошо дополнила бы нашу карту. Во всех отношениях нам там выгодно присутствовать. И мы готовы жертвовать контролем и согласились бы даже на блокпакет, как поступила МТС. Но пока для нас выход в Белоруссию — это работа с неопределенными сроками: может, договоримся, а может, все сорвется. Поэтому очень сложно говорить о каких-то конкретных сроках по любой стране.



— Но переговоры с руководством республики ведутся? — Да, по крайней мере мы пытаемся их вести.



— Через "Альфу" вы не хотите попробовать зайти в Белоруссию, как сделали в Узбекистане? — В некоторые страны мы выходили с помощью "Альфы", а ряд компаний покупали сами. Но правильно вы заметили, "Альфа" все-таки минимизирует риски. Не наша работа агрессивно действовать на рынке слияний и поглощений. Есть специальные компании, которые умеют это делать. Поэтому там, где возникают юридические проблемы, мы хотели бы быть в стороне.



— А что в Киргизии? Насколько серьезно вы оцениваете юридические риски в "СкайМобайл"? — На это существует юридический аудит. Наши акционеры внимательно следят за его результатами. Мы понимаем, что Киргизия прекрасное дополнение нашего азиатского букета, но и сознаем, что там не все так просто. Если мы поймем, что юридические риски находятся на допустимом для нас уровне, то эта сделка, конечно, будет нам интересна.



— Сколько денег вы уже потратили на СНГ? — Все очень просто: в Казахстане у нас 3,5 млн. абонентов, на Украине 1,7 млн., в Узбекистане 500 тыс., в Таджикистане 50 тыс. Вот и все. Это нужно умножить на 100 USD и посчитать с учетом того, что мы купили уже действующие компании.



— А сколько еще планируете потратить? Сколько абонентов набрать? 100 млн.? — Столько, сколько нужно. Если найдем 100 млн. абонентов в СНГ, то найдем и инвестиции на это. Мы отличаемся тем, что у нас, как и у МТС, есть возможность поднимать капитал. Когда мы покажем инвесторам, что перед нами еще несколько десятков миллионов абонентов, то, конечно, мы сможем привлечь деньги. Поэтому вопрос не денег, а рынка.



— Но планов стать лидером в СНГ по абонентам у вас сейчас нет? — Мы сейчас больше говорим в терминах финансовых, а не в "мертвых душах".



— Сколько времени вам потребуется на окончание экспансии в СНГ? — Наверное, два-три года.



— Нет задачи полностью покрыть бывший СССР? — Я не могу гарантировать, что мы будем во всех странах СНГ. Наверняка возникнут какие-нибудь непреодолимые препятствия в нескольких странах. Мы просто доложим совету директоров компании, что сделали все возможное, и зададим вопрос, куда идти дальше.



Источник


doogee

Обзор Sony Xperia 5

Обзор Samsung Galaxy S20

Обзор Lenovo Z5 Pro GT

Распаковка Galaxy A51/A71

10 дней с OPPO Reno2 Z

Обзор Honor MagicWatch 2

Обзор OPPO A5 2020 и A9 2020